«Look»/= «Hubble»= / «discussion, opinion, comments»
Сайт

Просмотр сообщения

← перейти к гостевой книге
Lir   1 июня 2017, 07:44  ::
«Лирика Декабристов»
«Лирика Декабристов»
«Лирика Декабристов»


Автор:Рылеев Кондратий


Ода


Кто этот дивный великан,
Одеян светлою бронею,
Чело покойно, стройный стан,
И весь сияет красотою?
Кто сей, украшенный венком,
С мечом, весами и щитом,
Презрев врагов и горделивость,
Стоит гранитною скалой
И давит сильною пятой
Коварную несправедливость?
Не ты ль, о мужество граждан,
Неколебимых, благородных,
Не ты ли гений древних стран,
Не ты ли сила душ свободных,
О доблесть, дар благих небес,
Героев мать, вина чудес,
Не ты ль прославила Катонов,
От Катилины Рим спасла
И в наши дни всегда была
Опорой твердою законов.
Одушевленные тобой,
Презрев врагов, презрев обиды,
От бед спасали край родной,
Сияя славой, Аристиды;
В изгнании, в чужих краях
Не погасали в их сердцах
Любовь к общественному благу,
Любовь к согражданам своим:
Они благотворили им
И там, на стыд ареопагу.
Ты, ты, которая везде
Была народных благ порукой;
Которой славны на суде
И Панин наш и Долгорукой:
Один, как твердый страж добра,
Дерзал оспоривать Петра;
Другой, презревши гнев судьбины
И вопль и клевету врагов,
Совет опровергал льстецов
И был столпом Екатерины.
Велик, кто честь в боях снискал
И, страхом став для чуждых воев,
К своим знаменам приковал
Победу, спутницу героев!
Отчизны щит, гроза врагов,
Он достояние веков;
Певцов возвышенные звуки
Прославят подвиги вождя,
И, юношам об них твердя,
В восторге затрепещут внуки.
Как полная луна порой,
Покрыта облаками ночи,
Пробьет внезапно мрак густой
И путникам заблещет в очи
Так будет вождь, сквозь мрак времен,
Сиять для будущих племен;
Но подвиг воина гигантский
И стыд сраженных им врагов
В суде ума, в суде веков
Ничто пред доблестью гражданской.
Где славных не было вождей,
К вреду законов и свободы?
От древних дет до наших дней
Гордились ими все народы;
Под их убийственным мечом
Везде лилася кровь ручьем.
Увы, Аттил, Наполеонов
Зрел каждый век своей чредой:
Они являлися толпой...
Но много ль было Цицеронов?..
Лишь Рим, вселенной властелин.
Сей край свободы и законов,
Возмог произвести один
И Брутов двух и двух Катонов.
Но нам ли унывать душой,
Когда еще в стране родной,
Один из дивных исполинов
Екатерины славных дней,
Средь сонма избранных мужей
В совете бодрствует Мордвинов?
О, так, сограждане, не нам
В наш век роптать на провиденье
Благодаренье небесам
За их святое снисхожденье!
От них, для блага русских стран,
Муж добродетельный нам дан;
Уже полвека он Россию
Гражданским мужеством дивит;
Вотще коварство вкруг шипит
Он наступил ему на выю.
Вотще неправый глас страстей
И с злобой зависть, козни строя,
В безумной дерзости своей
Чернят деяния героя.
Он тверд, покоен, невредим,
С презрением внимая им,
Души возвышенной свободу
Хранит в советах и суде
И гордым мужеством везде
Подпорой власти и народу.
Так в грозной красоте стоит
Седой Эльбрус в тумане мглистом:
Вкруг буря, град и гром гремит,
И ветр в ущельях воет с свистом,
Внизу несутся облака,
Шумят ручьи, ревет река;
Но тщетны дерзкие порывы:
Эльбрус, кавказских гор краса,
Невозмутим, под небеса
Возносит верх свой горделивый.


1823



*
*
*

Продолжение
*
*
*

Движенье в право
Движенье в лево
Колизея площадь круга
Амфитеатр и партер
Толпа зрителей зевак
Предвкушения схватки жизни, смерти
Выводят на арену
Опустошение души
Маска жизни сцена
Меч в руке блестит
Предвестник смерти
Легионером периметр Каллизея окружен
В душе исход
Мыслей нет
Инстинкты выжить
Алгоритм движенья мысли
Слились в едино все нейроны
Мысль четче
Страха нет
Суровые законы
Стена цепей Царей
Один на Арене жизни
Вокруг трибуны
И тысячи страстей
Убей!
Убей!
Кричит вельможа
За три гроша
Билет в кармане
Он ротозей
Опущен занавесь железный
Сегодня будет бой зверей
Схватка для потехи
Один против стаи палачей
Кто победит
Ставки мизер
Жизнь
Гроша не стоит в жизни
Сегодня на арене последняя война
Жизни
Осталось три мгновенья
Вперед движенье
Кровавая Арена
К спине прижалась твердая спина
Две силы
Слившись воедино
Спин к спине
Атома движенье
Прижаты силой притяжения
Все ближе смертный круг
Удар отбит
Волки с верху рвутся
Оскал зверья
Удар меча
Движение руки
Мгновенье
Растянуто времени
Теченье
Разишь зверье
Зловонный стон
Выбритых голов
Вращение по кругу
Трезубец, Меч
Звуки воздуха и сопротивленье
И быстрое перемещенье
Притих Амфитеатр и Партер
Что Колизей?
Арена заметно опустела
Смятение в Партере
И стены не так уж высоки
Долой двоих шарманщиков со сцены
Не по сценарию сюжет
Где легионеры
Передний зритель нет в партере
Какое представленье
Ума помраченье
Ваше представленье
Бежит в панике народ
Из ворот
По брусчатке
Последнего причастья
Старый город
Ворота южной стороны
Стадо
Усеяна рана кровью
Булыжной мостовой
Упавших ротозеев
Здесь и тебя должны вести
В последний путь
Согласно Наговору

Автор




2023 год

*
*
*

Автор Фёдор Николаевич Глинка (1786—1880)

*

Хата, песни, вечерница

*

«Свежо! Не завернем ли в хату?» —
Сказал я потихоньку брату,
А мы с ним ехали вдвоем.
«Пожалуй,—он сказал,—зайдем!»
И сделали... Вошли; то хата
Малороссийская была:
Проста, укромна, небогата,
Но миловидна и светла...
Пуки смолистые лучины
На подбеленном очаге;
Младые паробки, дивчины,
Шутя, на дружеской ноге,
На жениханье, вместе сели
И золоченый пряник ели...
Лущат орехи и горох.
Тут вечерница!.. Песни пели...
И, с словом: «Помогай же бог!» —
Мы, москали, к ним на порог!..
Нас приняли—и посадили;
И скоморохи-козаки
На тарабанах загудели.
Нам мед и пиво подносили,
Вареники и галушки
И чару вкусной вареницы —
Усладу сельской вечерницы;
И лобобриты старики
Роменский в люльках запалили,
Хлебая сливянки глотки.
Как вы свежи! Как белолицы!
Какой у вас веселый взгляд
И в лентах радужных наряд!
Запойте ж, дивчины-певицы,
О вашей милой старине,
О давней гетманов войне!
Запойте, девы, песню-чайку
И похвалите в песне мне
Хмельницкого и Наливайку...
Но вы забыли старину,
Тот век, ту славную войну,
То время, людям дорогое,
И то дешевое житье!..
Так напевайте про другое,
Про ваше сельское бытье.
И вот поют: «Гей, мати, мати!
(То голос девы молодой
К старушке матери седой)
Со мной жартует он у хати,
Шутливый гость, младой москаль!»
И отвечает ей старушка:
«Ему ты, дочка, не подружка:
Не заходи в чужую даль,
Не будь глупа, не будь слугою!
Его из хаты кочергою!»
И вот поют: «Шумит, гудет,
И дождик дробненькой идет:
Что мужу я скажу седому?
И кто меня проводит к дому?..»
И ей откликнулся козак
За кружкой дедовского меда:
«Ты положися на соседа,
Он не хмелен и не дурак,
И он тебя проводит к дому!»
Но песня есть одна у вас,
Как тошно Грицу молодому,
Как, бедный, он в тоске угас!
Запой же, гарная девица,
Мне песню молодого Грица!
«Зачем ты в поле, по зарям,
Берешь неведомые травы?
Зачем, тайком, к ворожеям,
И с ведьмой знаешься лукавой?
И подколодных змей с приправой
Варишь украдкою в горшке? —
Ах, чернобривая колдует...»
А бедный Гриц?.. Он всё тоскует,
И он иссох, как тень, в тоске —
И умер он!.. Мне жалко Грица:
Он сроден... Поздно!.. Вечерница
Идет к концу, и нам пора!
Грязна дорога — и гора
Взвилась крутая перед нами;
мы, с напетыми мечтами,
В повозку... Колокол гудит,
Ямщик о чем-то говорит...
Но я мечтой на вечернице
И всё грущу о бедном Грице!..

1825


Автор Фёдор Николаевич Глинка (1786—1880)


Военная песня

Раздался звук трубы военной,
Гремит сквозь бури бранный гром:
Народ, развратом воспоенный,
Грозит нам рабством и ярмом!
Текут толпы; корыстью гладны,
Ревут, как звери плотоядны,
Алкая пить в России кровь.
Идет. Сердца их жесткий камень,
В руках вращают меч и пламень
На гибель весей и градов!

В крови омочены знамена
Багреют в трепетных полях,
Враги нам вьют вериги плена,
Насилье грозно в их полках.
Идут — влекомы жаждой дани.
О страх! срывают дерзки длани
Со храмов Божьих лепоту!
Идут, и след их — пепл и степи!
На старцев возлагают цепи,
Влекут на муки красоту!

Теперь ли нам дремать в покое,
России верные сыны?!
Пойдем, сомкнемся в ратном строе,
Пойдем — и в ужасах войны
Друзьям, отечеству, народу
Отыщем славу и свободу
Иль все падем в родных полях!
Что лучше: жизнь — где узы плена,
Иль смерть — где русские знамена?
В героях быть или в рабах?

Исчезли мира дни счастливы,
Пылает зарево войны.
Простите веси, паствы, нивы!
К оружью, дети тишины!
Теперь, сейчас же, мы, о други!
Скуем в мечи серпы и плуги:
На бой теперь — иль никогда!
Замедлим час — и будет поздно!
Уж близко, близко время грозно:
Для всех равно близка беда!

И всех, мне мнится, клятву внемлю:
Забав и радостей не знать,
Доколе враг святую землю
Престанет кровью обагрять!
Там друг зовет на битву друга,
Жена, рыдая, шлет супруга,
И матерь в бой своих сынов!
Жених не мыслит о невесте,
И громче труб на поле чести
Зовет к отечеству любовь.
*
*
*

России раздался звук трубы военной,
Войной отечества надменный
Национальностей меньшинств
Пришедших к власти вожделенной
Для унижения Русских рас
И только Терек смотрит бренно
На утопление Руси
И только песнь звучит ХХХХХХ
Истории
Киева падение
Перед ордой последних масс

Гремит сквозь бури бранный гром:
Народ, развратом воспоенный ....

«Лирика Декабристов»
«Лирика Декабристов»
«Лирика Декабристов»





«Лирика»
«Лирика»
«Лирика»


Тачанка

Музыка: К.Листов
Слова: М.Рудерман

Ты лети с дороги птица,
Зверь с дороги уходи,
Видишь облако клубится,
Кони мчатся впереди.
И с налета, с поворота
По цепи врагов густой
Застрочит из пулемета
Пулеметчик молодой.

Эх, тачанка-ростовчанка,
Наша гордость и краса,
Конармейская тачанка,
Все четыре колеса.
Эх, тачанка-ростовчанка,
Наша гордость и краса,
Конармейская тачанка,
Все четыре колеса.

Эх, за Волгой и за Доном
Мчался степью золотой,
Загорелый, запыленный
Пулеметчик молодой.
И неслась неудержимо
С гривой рыжего коня
Грива ветра, грива дыма,
Грива бури и огня

Эх, тачанка-киевлянка,
Наша гордость и краса,
Комсомольская тачанка,
Все четыре колеса.
Эх, тачанка-киевлянка,
Наша гордость и краса,
Комсомольская тачанка,
Все четыре колеса.

По земле грохочут танки,
Самолеты пули вьют.
О буденовской тачанке
В небе летчики поют.
И врагу поныне снится
дождь свинцовый и густой,
Боевая колесница,
Пулеметчик молодой.

Эх, тачанка-полтавчанка,
Наша гордость и краса,
Пулеметная тачанка,
Все четыре колеса.
Эх, тачанка-полтавчанка,
Наша гордость и краса,
Пулеметная тачанка,
Все четыре колеса.




Летят самолёты к Ростову

Музыка: П.Гутин Слова: В.Жак

В донских необъятных просторах
Скользят паруса облаков.
Нам с детства, как Родина,
Дорог наш ласковый город Ростов.

Ростов - не названье, не слово.
Он - наши сердца и года.
Летят самолёты к Ростову,
К Ростову спешат поезда.

Запомнились сердцу навеки,
Как добрые лица друзей,
Проспектов просторные реки,
Озёра и гул площадей.

И где бы теперь ни работал,
Вернёшься к Ростову всегда.
Летят самолёты к Ростову,
К Ростову спешат поезда.

По воле судьбы, по приказу
Я тоже ни раз покидал
Мой город, в огнях ясноглазый
Знакомый Ростовский вокзал.

Но снова, и снова, и снова
К нему возвращался всегда.
Летят самолёты к Ростову,
К Ростову спешат поезда.

*
*
*



Донцам



Иван Никитин

Русь помнит те былые годы,

Когда свой гибельный удар,

Сын дикой степи и свободы,

Бросал ваш предок на татар;

Когда от Дона до Урала

И вдоль днепровских берегов

Внезапной молнией сверкала

Казачья сабля меж врагов.

И помнит Русь тот день великий,

Когда бесстрашный богатырь

К подножью Грозного-владыки

Поверг обширную Сибирь;

И подвиг дивный и кровавый.

Которым в летопись веков

На память вечную и славу

Внесен разрушенный Азов.

Привет донцам! Увековечен

Ваш сильный, доблестный народ.

И знает мир, что вами встречен

Войны Отечественной год:

Весь Дон восстал, на голос чести

Весь день и ночь казак летел

И крови в битвах грозной мести

Последней капли не жалел.

Войны испытанные дети,

Русь помнит ваши имена!

Недаром славою столетий

Покрыты Дона знамена:

Вы вашей кровию вписали

Любовь к Руси в её скрижали…



СЕРГЕЙ БЕХТЕЕВ (1879-1954)

РУСЬ ГОРИТ!..

Русь горит! Пылают зданья,
Гибнут храмы и дворцы,
Книги, мебель, изваянья,
Утварь, живопись, ларцы.

Гибнет долгих лет нажиток,
Плод тяжелого труда,
Недостаток и избыток,
Накоплявшийся года.

Злобный гений торжествует
Праздник крови и огня;
Он, смеясь, на пламя дует,
Волны красные гоня.

И клубясь и извиваясь,
Пляшут пляску языки.
К небу с свистом поднимаясь,
Гневны, грозны и дики.

Русь горит!.. И безвозвратно
Гибнут перлы красоты.
Так сбываются превратно
Вольнодумные мечты!

г. Кисловодск, 1917 г.






СЕРГЕЙ БЕХТЕЕВ (1879-1954)



МОЛИТВА

Посвящается Их Императорским Высочествам Великим Княжнам Ольге Николаевне и Татьяне Николаевне.

Пошли нам, Господи, терпенье
В годину буйных, мрачных дней
Сносить народное гоненье
И пытки наших палачей.

Дай крепость нам, о Боже правый,
Злодейство ближнего прощать
И крест тяжелый и кровавый
С Твоею кротостью встречать.

И в дни мятежного волненья,
Когда ограбят нас враги,
Терпеть позор и униженья
Христос, Спаситель, помоги!

Владыка мира, Бог вселенной!
Благослови молитвой нас
И дай покой душе смиренной
В невыносимый смертный час...

И, у преддверия могилы
Вдохни в уста Твоих рабов
Нечеловеческие силы
Молиться крепко за врагов!

г. Елец, октябрь 1917 г.





«Лирика»
«Лирика»
«Лирика»
« предыдущее . следующее »